Олег Борщевский: «Мысль, высказанная прямо, теряет свою ценность»

Украинский режиссер короткого и длинного метра, клипмейкер, фотограф: Олег Борщевский в очередной раз доказывает незыблемую истину «Талантливый человек талантлив во всем».

Его фильмография состоит из короткометражек «Рука», «Нимфо», «1000 раз», видеоклипов для многих звезд, среди которых —  Антонина Матвиенко, Арсен Мирзоян, NIKITA, Потап и Настя, Ольга Цибульская, Кише, Тамерлан и Алена, группы «Без Обмежень», «Mad Heads», «Vivienne Mort», «НеАнгелы», «Реал О» и другие.

Своим главным полноценным проектом Олег Борщевский считает фильм “DZIDZIO Контрабас», и не зря, ведь именно он собрал рекордные для украинского кинопроката кассовые сборы. В 2018 году лента получила премию “Золота дзига» в номинации «Приз зрительских симпатий» и была номинирована на премию «Лучший фильм года».

В повседневной жизни Олег не расстается с цифровой фотокамерой. Фотографирует друзей, случайных прохожих на улицах столицы и разных городах Европы. Основным объектом съемки является человек “с маленькой историей в одном кадре”. Считает цель своего творчества достигнутой, когда у зрителя возникает ощущение чего-то нераскрытого за кадром.

В арсенале Олега Борщевского множество фотовыставок, среди которых персональная галерея в Soul Cafe, персональная выставка серии «Гражданская навигация», персональная выставка в Запорожском союзе фотохудожников, а также выставка «Погляд зверху», работы которой тронули сердце каждого в нашей редакции.

Невозможно не упомянуть тот факт, что Олег Борщевский является членом Украинской и Европейской киноакадемий и Национального союза фотохудожников Украины.

В Днепр режиссёр приехал для проведения мастер-класса для режиссеров, которые делают свои первые шаги в этой сфере, или планируют их совершать. Организаторы мастер-класса кинокомпания полного цикла Contrabass video prod. утверждают, что давно наблюдают за творчеством Олега Борщевского, и поэтому выбрали его неслучайно.

Редакции All Inclusive удалось взять эксклюзивное интервью у талантливого украинского режиссера.

— Где, по вашему мнению наиболее ярко может проявиться режиссер — в короткометражных или полнометражных фильмах? Где лично вы чувствуете себя комфортней?

О.Б. — Занимаясь самообразованием, я брался за проекты разных жанров и форматов в качестве режиссера – и в коротком метре, и в полнометражных фильмах, и в видеоклипах. Но все таки каждый этап был важен для меня в моем развитии и поиске своего почерка.

Когда я переехал в Киев, я углубился в сам процесс: занимался и видеомонтажем, и даже дизайном. Такие знания очень помогают мне в настоящей режиссерской работе.

Первым моим профессиональным шагом был короткий метр “Рука” из альманаха “Влюблённые в Киев”, идею которого я очень долго вынашивал. И он был высоко оценен – короткометражный фильм “Рука” учавствовал в фестивале “Открытая ночь”, в котором мы взяли 4 награды “За лучшую операторскую работу”, “За лучший профессиональный фильм”, “За лучшую женскую роль” и “Приз зрительских симпатий”. После чего сам альманах был представлен в Каннах.

Этот камень пустил в воду много кругов, после которых мне поступило много предложений. Теперь же я живу по принципу “Всегда говори “Да”, соглашаюсь на различные проекты, развиваю их, вношу частицу себя в каждый метр.

Эмоциональная работа «Можеш як» Арсена Мирзояна стала творческим переломом, моментом, когда переосознаешь себя. С моим земляком Арсеном Мирзояном мы создали очень много знаковых работ, среди который и более поздняя “1000 раз”. В такие моменты я ощущаю мощную отдачу и отклик для себя. И так и должно происходить. Ведь если ты создаёшь материал, от которого у тебя самого не идут мурашки, то глупо ожидать позитивного отзыва от людей.

61031499 10213939252386720 4480173338139820032 O

Фильм “DZIDZIO Контрабас”, который в последствии стал лидером в национальном кинопрокате, нашёл меня сам: на момент начала съемок сменился второй режиссер, и мне предложили взяться за его реализацию. Все произошло очень быстро: в пятницу я прочитал сценарий и в понедельник вышел уже на съемочную площадку.

И теперь, несмотря на то, что мне нравится пробовать себя в разных ипостасях, основным вектором моей деятельности я считаю полнометражное кино и планирую в дальнейшем в нем развиваться.

— Как вы относитесь к такой площадке, как Youtube? Ведь на сегодняшний день современные «режиссеры» — это, в основном, видеоблогеры.

О.Б. — Современный век даёт человеку все необходимые средства для реализации. От этого развязываются руки, появляется много цифрового мусора.

Но, как ни странно, количество гениев от этого не увеличилось, можно сказать, что в абсолютном значении количество стоящих работ осталось на том же уровне, что и десятки лет назад.

С появлением видеоплатформ у людей появилась возможность пробовать себя  в разных ипостасях. Но я бы не назвал Youtube и другие социальные сети формой искусства. Их скорее можно отнести к современному феномену.

Искусство является более осознанным подходом.

Невозможно стать художником случайно. Это является результатом выявления природных способностей, либо колоссальных усилий над собой.

И хоть современное искусство противоречиво, но в нем таится какой-то замысел. В искусство человек входит, желая что-то заявить. И количество созданных видеороликов никак не приближает создателя к искусству.

— Как вам удается находить общий язык с актерами?

О.Б. — Для меня важно сохранять хорошую атмосферу на площадке, потому что это залог качественного продукта. Со своей стороны, как режиссер я стараюсь не провоцировать и не допускать конфликты с актёрами, людьми тонкой душевной организации. Если они переживают из-за организационных вопросов, то это мой недочет.

Режиссёру также важно находиться в хорошем расположении духа и не ссориться с продюссером, оператором, сценаристом. Но мы делаем продукт, который призван развлекать людей, поэтому процесс должен проходить приятно и без стресса.

253f67fa Ef3d 4cad Bf34 A074e8a67c08

— Наблюдаете ли вы некоторые перемены в своем стиле и творческом почерке?

О.Б. — Под влиянием множества факторов любой творческий почерк будет меняться. У меня это проявилось в повышении внимания к деталям, к целостности и гармоничности композиции. Кроме того, я заметил, что люблю играть в кадре с пространством или со временем, добавлять мистический оттенок. Для режиссера ведь важно не только реализовать поставленную задачу, но и привнести что-то свое.

Также я часто придерживаюсь принципа метафоричности истории, чтобы она была емкой, иносказательной. Подобная сублимированная метафора мужчины легла в основу короткого метра “Рука” для альманаха “Влюбленные в Киев”. Для меня он не был комерческим проектом, скорее способом самовыражения, реализацией творческого зуда, инвестицией в собственное имя. Но моя история выстрелила, как и ее реализация, в результате чего мы попали в альманах и получили Приз зрительских симпатий.

Не считаю правильным использовать в кадре слезы, даже там, где они уместны. Это, так называемый, костыль сценария. Гораздо лучше показать чувства другим способом, показать, что человек делает под влиянием таких чувств.

В основном, это видение проявляется в видеоклипах, которые я режиссирую. И я не боюсь экспериментировать, это часть моей работы. Например, в недавнем клипе для гениальной Тони Матвиенко мы использовали приемы Timelapse, Hyperlapse, Stop-Motion. И я остался очень доволен результатом.

Творческий почерк меняется с каждым снятым роликом, с каждым анализом проделанной работы. Таким образом, путем ошибок и новых открытий формируется каждый новый виток знаний.

— Как вы реагируете на критику?

О.Б. — Никак, я критику просто игнорирую. Если в результате моей работы есть недостатки, то я и сам о них знаю. Просто в определенный момент это было необходимостью поступить именно так, иначе бы я их не допустил. Такие необходимости могли были быть вызваны ограниченным бюджетом или строгим сценарием и условиями работы. Конечно, я готов послушать конструктивную критику от друзей, авторитетных личностей, но я жестко разграничиваю личное мнение и объективные высказывания.

В большинстве случаев я не считаю нужным переживать из-за критических статей.

— Как вы относитесь к оттоку профессионалов, деятелей искусства в Европу и Америку?

О.Б. — Я отношусь к этому, как к естественному процессу. Многие мои друзья проходят обучение зарубежом и возвращаются работать здесь. В Запорожье, к сожалению, у меня не было возможности для развития, что вынудило меня переехать в Киев. Так происходит во всем мире: Голливуд постоянно стягивает новых специалистов, свежую кровь. Но это иллюзия, что только там можно добиться успеха. В Голливуде ещё нужно зацепиться. Я знаю много сценаристов и режиссеров, которые отправились за голубой мечтой в Голливуд, и они еле сводят концы с концами.

—  В чем секрет популярности клипа, по вашему мнению? Как именно режиссер может заложить формулу популярности?

О.Б. — Популярность клипа зависит не только от качества материала, но также от объёма и форматов раскрутки. Видеоклипы с крутой видеобазой часто не срабатывают из-за объема фанзоны артиста, недостаточного финансирования продюссером или отсутствие такового.

— Задам наверно самый банальный вопрос, который задают режиссерам: Какой ваш любимый фильм, учитывая ваш профессиональный взгляд?

О.Б. — Таких фильмов очень много, ведь я истинный киноман. И список «любимых» постоянно обновляется, пересматривается, уменьшается и снова увеличивается.

На данный момент из тех, что вспомню, могу назвать «Вечное сияние чистого разума», «Апокалипсис сегодня», «Шоу Трумена», «Безумный Макс».

Но если обобщить, то я люблю фильмы с подтекстом, недосказанностью, когда зритель через визуальный образ «додумывает» свою версию происходящего или тайный замысел режиссера. Негативным примером фильма без подтекста могу назвать «Черный лебедь». В нем все максимально высказано прямо и в лоб. Для меня такая мысль сразу же теряет свою ценность. В любой книге по драматургии написано о том, что действие сильнее диалога. Чем больше создатель уходит в метафору, тем больше он «Творец» с большой буквы.

— Однажды вы заявили, что в поисках лучшей творческой идеи, вы отвергаете самую первую, так как она, скорее всего, была где-то позаимствована. Считаете ли вы себя перфекционистом?

О.Б. — Да, действительно, часто я пользуюсь этой технологией до сих пор. Первые идеи почти всегда самые очевидные, лежат на поверхности – это значит, что мы их уже где-то видели, услышали, и они отложились в нашем подсознании. Это является нашим багажем культурного цифрового шума, и поэтому в поисках идеальной идеи я стараюсь переосмыслить или видоизменить первые идеи вплоть до десятой.

Не могу назвать себя жестким перфекционистом, и не думаю, что режиссер должен им быть. Прежде всего, режиссер – это гибкий руководитель, который иногда готов идти на компромиссы ради целостности всего проекта.

В съемочном процессе возникают разные обстоятельства. И во всех случаях я борюсь за воплощение идеи в том виде, в котором я ее задумал. Но в некоторых случаях перфекционизм не может быть оправдан и даже вредит.

D24e5ed1 4f6f 4bd2 9085 809d056e983d

Я часто говорю о том, что режиссура – это профессия разочарования. Как бы четко ты не распланировал процесс, всегда возникнет непредвиденное, и результат получится уже деформированным от изначальной идеи. Например, погода на моем опыте очень часто вносила свои коррективы. Когда мы снимали живописную крепость в Каменец-Подольском, наш съемочный день был расписан по часам. Все прогнозы обещали ясное небо на целый день, но внезапно перед рассветом в тот самый съемочный день пошел ливень. Поэтому если не быть гибким в режиссуре, рискуешь вообще ничего не снять.

Режиссер, как и любой деятель искусства, в своей жизни двигается по синусоиде “Я гений – я неудачник”. Чтобы оставаться на плаву, в такие моменты слома необходимы сложные психологические ресурсы и поддержка близких людей.

— Где режиссеру и любому творческому человеку черпать вдохновение?

О.Б. — Это довольно сложный вопрос, но я уже научился на него отвечать. Главный акцент должен стоять на том, где чего это вдохновение нужно. Ведь в творчестве вдохновение – это поиск нужного настроения для продуктивности. В режиссуре же – все очень четко. У режиссера есть конкретная задача и пути для ее реализации. Когда ты находишься на съёмочной площадке, тебе не нужно вдохновение, а необходимо следовать четкому сценарию. Это значит, что ты выходишь уже подготовленным.

Если говорить о подготовке, то, скорее, стоит вопрос творческого поиска, но не вдохновения. Так сложилось, что у профессии режиссёр существует своеобразный романтический ореол, но, на самом деле, нужно упорно работать и быть последовательным. И дело тут не только во вдохновении. Выходя на съемочную площадку творчество заканчивается, начинается работа. Для режиссера важно понимать, за что отвечает каждый человек на съёмочной площадке.

Любой представитель творческой профессии — это наблюдатель. Для творческого развития и вдохновения необходимо наблюдать причинно-следственные связи, тонкие поведенческие и ситуативные моменты, которые можно включить в будущей работе.

Фотохудожник смотрит на вещи под разным аспектом: как психолог, как социолог, как художник, чтобы правильно составить композицию, или запечатлеть событие, ситуацию, историю в одном кадре.

A70fa74b 8e95 44b6 A20d 9c2cd7fa128c

— Почему вы выбрали черно-белую фотографию для своей выставки “Погляд зверху”?

О.Б. — Я вырос на черно-белой фотографии, тонкий вкус прививался мне моим отцом. На то время авторская фотография была черно-белой, такой она для меня и остаётся.

— Пробовали снимать видеоролики в детстве?

О.Б. — В моем детстве кинематограф и даже обычная видеосъемка считались элитарным искусством, доступ к которому имели лишь немногие. До сих пор помню, как тогда моему другу Серёже Чкальскому родители подарили 8-миллиметровую видеокамеру, и мы снимали на нее маленькие видеоролики. Это было невероятно интересное, но дорогое удовольствие.

— Если не режиссер и не фотограф, то какой вы видите свою профессию?

О.Б. — Интересный вопрос, даже не задумывался над этим. Меня всегда привлекал кинематограф, и я очень рад, что это стало моей профессией. Но если отбросить этот сценарий, то, скорее всего, работал бы маркетологом, PR-менеджером. А может развивал бы свою творческую жилку в другом виде искусства, картины бы писал или музыку. Мало кто знает, но я также люблю мастерить из дерева, это мой способ отвлечения. Поэтому на своей даче я “работаю” столяром, кем и потенциально мог бы стать. Но все таки несмотря на это, меня можно назвать «человеком города». Дача – для меня лишь способ отключиться от суеты и набраться сил.