http://allinclusive.com.ua/wp-content/uploads/2017/04/All-Inclusive-24-2016-220x240-Интервью-Глеб-Шкарупа_1-1050x1148.jpg

Глеб Шкарупа: Верю, что мне помогают Высшие силы

Очень часто Глебу Борисовичу Шкарупе не нужно представляться. Выдающийся хирург уже давно заслужил любовь, признание и благодарность многих жителей Днепра, ведь за более 45 лет практики на его счету тысячи успешных операций и спасенных жизней. Глеб Борисович из тех людей, которые удивительным образом сочетают в себе необыкновенные качества. Сейчас он – заведующий онкотаракальным отделением Днепропетровской городской больницы № 4, Заслуженный врач Украины, и одновременно – жизнерадостный открытый и светлый человек. О своем жизненном пути и особенностях своей профессии Глеб Борисович с удовольствием рассказал журналу “All Inclusive”.

 

Как Вы поняли, что хотите стать врачом? Что повлияло на выбор профессии?

Г.Б.: Мне сложно выделить какой-то один фактор. Я бы сказал, что это было стечение целого ряда событий, которые в результате привели меня в медицину. Изначально я планировал поступать в Одесское военное морское училище. Я даже приехал в Одессу с друзьями, однако, до поступления так и не дошло. Я поехал в Донецк и поступил Инженерный институт на вечернее отделение, так как параллельно нужно было еще и работать. Но так как донецкой прописки у меня не было, с института меня быстро отчислили. Потеряв общежитие, я некоторое время жил у друзей, которые учились в Донецком медицинском институте. Я слушал их разговоры о медицине и со временем понял, что мне это интересно. Последние мои сомнения развеял один случай. Я шел с друзьями по улице зимой, на дорогах был сильный гололед. Рядом со мной проходил инвалид войны. Мужчина не удержался на льду, поскользнулся, и я его подхватил, помог встать на ноги. Он был очень растроган моей помощью, начал целовать мне руку и благодарить. Наверное, тогда я окончательно решил, что хочу помогать людям, и медицина – как раз та сфера, в которой я смогу себя проявить.

Вы сразу решили стать именно хирургом?

Г.Б.: Нет, я поступил в Донецкий медицинский институт на отделение педиатрии. Спустя какое-то время обучения я понял, что это направление – слишком тяжелое для меня психологически. Часто у нас занятия проходили в больницах, мы изучали истории болезни детей, который находились на лечение. Нам приходилось сталкиваться с самыми разными ситуациями. Я понял, что не смогу пережить в своей работе потерю ребенка, поэтому начал задумываться о переводе. Тогда мне повезло. Декана нашего факультета перевели в медицинский институт в Запорожье, и я обратился к нему за помощью. Благодаря его поддержке, мне удалось перевестись в Днепропетровский медицинский институт на отделение хирургии.

Когда Вы начали практиковаться в качестве врача?

Г.Б.: Работать в сфере медицины я начал с первого курса обучения. Еще учась в Донецке, я подрабатывал в больницах санитаром, позже – медбратом. Можно сказать, мне пришлось пройти всю карьерную лестницу в медицинской сфере (улыбается). После перевода в Днепр я сразу же устроился на работу медбратом в 16-ю больницу. Я тогда старался максимально проникнуться этим делом, как губка впитывал всю информацию, всем интересовался. И врачи с удовольствием делились со мной опытом, разрешали присутствовать на операциях. Уже с 4 курса мне начали доверять небольшие операции. На 6 курсе я уже самостоятельно оперировал аппендицит, грыжу и т.д.

После института мне нужно было пройти службу в армии военным врачом. С армией был связан перерыв на 2 года в моей практике. Однако даже во время службы мне удавалось продолжать развиваться в сфере хирургии. Я служил в Риге, где постоянно посещал Военный госпиталь Прибалтийского округа, присутствовал на операциях, ассистировал, помогал хирургам.

После службы в армии я вернулся работать в 16-ю больницу, но уже в качестве врача.

Став врачом, Вы продолжали развиваться и усовершенствовать свои знания в этой сфере?

Г.Б.: Безусловно, без этого никуда. Тогда этому сопутствовало само время. В 60-70-е годы был настоящий подъем в сфере медицины. Бесконечные конференции, семинары, лекции, съезды врачей, стажировки. В Институте усовершенствования врачей мне повезло поучиться у таких грандов медицины, как Амосов и Авилова.

Сейчас Вы – заведующий отделением с большим коллективом. Как мотивируете своих сотрудников, чтобы они развивались, учились?

Г.Б.: У меня работают достаточно молодые инициативные ребята, поэтому с мотивацией нет проблем. Мы посещаем все, что можно: конференции, конгрессы, семинары. Сотрудники проходят стажировки в Австрии, Польше. Последние три года, после Революции Достоинства, европейцы стали намного больше помогать нам в плане образования и стажировок. Мы систематически получаем приглашения на стажировки и обучения из разных стран. И мои сотрудники никогда не упускают возможности получить какие-то новые знания и опыт.

Как любому хирургу, Вам иногда приходится сообщать плохие новости. Насколько тяжело это для Вас психологически?

Г.Б.: Очень тяжело, и здесь не помогает никакой опыт. Каждый врач переживает такие события по-своему. Я чаще всего просто замыкаюсь в себе на несколько дней. При том, что в жизни я очень общительный человек, после потери пациента всегда впадаю в депрессивное состояние. Тяжелей всего, когда много вкладываешь в операцию, продумываешь ее досконально, но человек все равно умирает. После таких операций долго невозможно отойти от мыслей, что ты сделал что-то не так или что-то упустил, тысячу раз прокручиваешь в голове свои действия. К счастью, смерть пациента на операционном столе – очень редкое явление для нашего отделения. За последнее время нам много приходилось оперировать военнослужащих АТО, и всех удалось спасти.

Вы верующий человек? Есть ли у Вас какие-то суеверия, приметы перед операцией?

Г.Б.: Скорее да, чем нет. Есть у меня одна икона, к которой я обращаюсь за помощью, когда предстоит что-то тяжелое. Иногда захожу в церковь поставить свечки. Верю, что мне помогают Высшие силы.




Комментариев нет

Добавьте свой